Легенды

Книга Амурского писателя Зятькова Иллариона Ивановича
«Северные легенды» 1954 г. СКАЧАТЬ

Рис. Обложка книги «Северные легенды»

== Рассказы от Амурского писателя Абоимова Николая Иосифовича, 2019 г. ==

== Хорошо когда у человека есть свой шаман. ==

Мне было восемь лет ,когда взял меня в тайгу отец на перегон оленей. Была там со своим отцом Рая Яковлева, моя подружка,- так начала свой рассказ о Великом эвенкийском шамане Лена Колесова. Вдвоём нам было не скучно, да и народу в этом мероприятии участвовало много. Вместе с нами кочевал старик — шаман Илья Иванович Яковлев , из рода Бульот. Он был очень стар, все к нему относились с особым уважением. Рядом с ним был его племянник Пеппа, он во всем помогал старику. Отец говорил мне , что этот шаман — мусучи, очень одарённый , он много знает и умеет того, чего не может обычный человек. Палатка шамана стояла отдельно. Почему — то меня просили относить ему что — нибудь вкусненькое. Я боялась , но шла, ставила еду и убегала. Обычно это была ягода или оленье молоко. 
Однажды мы с Раеей играли на речке, собирали красивые камешки. У меня были длинные волосы, они распустились, и я стала заплетать их в косу. Рая мне говорит: «Лена, они тебе мешают, ты подстреги, как у меня , так удобней». Я сбегала за ножом , и мы с Раей здесь , на речке, их обрезали. Я укрыла голову платочком , а обрезанные волосы выбросила в воду. 
Вечером мне стало плохо и я рано заснула. Когда я вновь открыла глаза. надо мной стоял шаман в своём одеянии и тихо стучал в бубен.Рядом был отец. «Все, Гильго, духи собрали все её волосы, которые унесла вода. Теперь я сожгу их. Она проснулась и теперь пойдёт на поправку. Три дня она была в беспамятстве, очень слаба и я прошу тебя ; её не ругай. Возьми вот настойку из трав , которую я приготовил и давай по ложечке утром и вечером. Когда настойка закончится , она окончательно будет здорова ». 
Шаман ушёл, отец дал мне настойку, она была отвратительной. Он начал мне выговаривать: «Зачем отрезала волосы без разрешения, их нельзя разбрасывать. Злые духи чуть не погубили тебя.Они утащили твою душу.Хорошо , что с нами был Илья Иванович». «Он не велел меня ругать»,- глядя прямо в глаза отцу сказала я. Отец засмеялся и погладил меня по голове. Он очень любил меня и после этого случая никогда в жизни меня не ругал. 
На следующий день пошли затяжные дожди и кончились только спустя неделю. За это время я совершенно поправилась 
Когда мы собрались продолжить кочёвки .оказалось , у нас пропало много оленей. Пастухи искали целый день и всё было безрезультатно. Вечером они обратились к шаману. Он подсел к печке , открыл дверцу и начал что — то шептать. Минут через пять на трубу печи села чивкачан (птичка). Она что — то защебетала, а шаман внимательно слушал. Мы сидели не шевелясь . Птичка через какое — то время улетела. 
Шаман повернул лицо к пастухам и произнес обращаясь к отцу: «Гильго, идите завтра в то место, где был наш табор до перекочёвки сюда. Потерянные олени все соберутся там» После этого совета олени были быстро найдены и мы двинулись дальше. 
При кочёвках у меня не было седового и меня садили на рабочего оленя. Седлом мне служило большое одеяло прикреплённое подпругой. Как- то кочуя, уже ближе к вечеру стадо чего — то испугалось , быстро побежало. Мой олень пустился вскачь за ними. Когда он пробегал между двух лиственниц, мое седло — одеяло заклинило. Олень проскользнул , а я с одеялом оказалась на земле. И олени , и люди быстро исчезли . А я осталась одна. 
Покричав, походив туда — сюда я присела под деревом. Приближалась ночь, похолодало, мне стало страшно. Сжавшись в комочек, положив кулачки на колени , я уткнулась в них и заплакала. Через какое -то время я подняла голову, рядом со мной стоял шаман. «Пойдем домой , скоро будет ужин» — сказал он. 
Когда подходили к табору Илья Иванович куда — то исчез. Найдя свою палатку, я с обидой стала говорить отцу, почему он меня не искал , я ведь потерялась. «Но ты ведь здесь» — сказал он. «Нет !, Меня Илья Иванович нашёл и привёл» — ответила я .У нас в палатке сидел Пепа и он говорит: «Дед никуда не ходил, он устал от переезда и отдыхает в палатке. Я только что от туда пришел». Но я — то знала точно, что меня привёл шаман. 
А этот день был особенный, потому что отец помылся , одел чистую одежду и вечером пошёл сам к шаману в палатку. Я увязалась за ним . Он прогонял меня, то и дело отталкивая, я снова цеплялась за него чуть не плача и шла дальше. 
Около палатки отец снова стал просить меня вернуться к себе. Он говорил тихо, шёпотом. Но вдруг в палатке раздался громкий голос шамана : «Если пришла — пусть заходит» 
Мы зашли , внутри сидели люди и стоял дым. На костре жгли веточки хэнкирэ — болотного багульника. 
Илья Иванович , как и при моём лечении был одет в своё шаманское одеяние. Он раскурил длинную трубку, затянулся несколько раз дымом и пустил её по кругу. Когда она подошла к отцу, я подумала . как он будет глотать дым , ведь он не курит. Но он тоже взял трубку и тоже несколько раз выпустил дым.Когда она обошла всех и вернулась к Илье Ивановичу, он отложил её в сторону и взял в руки бубен.Колотушкой попробовал его на звук.Постепенно ритм учащался. шаман раскачивался с ним в такт. Пепа наливал густой чай и подавал старику. Он пил маленькими глотками и снова стучал в бубен. Бой перешёл в сплошное гудение. 
Вдруг шаман резво вскочил на ноги и , стуча по бубну, начал высоко прыгать. Все металлические подвески на его костюме пришли в движение и добавилась ещё одна мелодия. Старик пришёл в какое — то неистовство. Он прыгал очень высоко, я не видела раньше, чтоб люди так могли. 
«Как он так делает ? Ведь совсем недавно он еле — еле передвигался. С помощью Пепы он с трудом садился в седло. Наверное , он притворялся слабым?» — думала я 
Бой бубна потихоньку затих, шаман тож успокоился. После этого он перешёл к гаданию , что и было главным действием этого вечера. Илья Иванович бросал свою колотушку. По тому , как она падала , он делал прогноз. 
Я запомнила, Афанасию Петровичу , Раиному отцу, он сказал: «Плохо», а когда пришла пора моего отца, сказал: «Тебе , Гильго , хорошо». Я порадовалась за отца и прижалась к нему ещё сильнее. Шаман заметил моё движение, взглянул на меня пристально и неожиданно для меня произнёс: «Раз она пришла , то я посмотрю её жизнь» — и он бросил колотушку рядом со мной. По — видимому, она упала очень удачно, потому что , обращаясь к отцу , он сказал: » Бараксакан Гильго (Удивительно Гильго) Девка твоя далеко пойдёт. Большим начальником будет». Все посмотрели на меня, как будто увидели в первый раз. Я заметила, как гордо улыбался отец. Он положил мне свою руку на плечо и поцеловал а макушку. Я сидела горда иза себя, и за отца. 
Послн того вечера , когда была возможность .я собирала голубицу, помогала доить маток и носила ему ягоду и молоко. Бояться шамана я совершенно перестала. В ответ он ласково улыбался , брал из рук ягоду и всегда говорил : «Багиво хунаткан (Спасибо девочка). 
За спиной у меня большая жизнь, я давно уже бабушка. Шаман умер спустя несколько лет после нашей встречи, но я до сих пор вижу его улыбку и чувствую постоянную поддержку. 
В городе Зее, в музее, выставлены костюм и бубен Яковлева Ильи Ивановича из рода Бульот, последнего эвенкийского шамана. Люди приходят и смотрят на них , как на экзотические вещи. Редко кто задумывается , что до тех пор, пока эти вещи работали по — настоящему, эвенки жили в согласии со своим внутренним миром и окружающей их природой. 
Мне очень хочется , чтоб у моих детей , внуков , правнуков наконец — то появился свой шаман.

=== Зимний костёр. ====

« Юра! Как зимой в сильный мороз переночевать ,без палатки в тайге? 

Ведь такие случаи бывают?» — спросил я своего бригадира. 

« Конечно Коля. Раньше эвенки часто ночевали у костра. Это было 

для них обычным делом. Для зимней ночёвки , когда морозы и ночи длинные, нужен особый костёр, такой чтобы он давал много тепла и долго 

горел. Эвенки знают, как его делать. Для него валят сухую лиственницу и разрубают ее на брёвна длинной примерно метра по три. Таких брёвен получается штук шесть-семь. Под место ночёвки разгребают снег, стелют ветки или лапник. С куска брезента делают отражатель. Немного отступив, 

вдоль этого места ляжет самое толстое «комлевое» бревно. А на него поперек, концами друг к другу, ложатся остальные. Концы ,этих брёвен, 

сводятся вмести, а противоположные разводятся. Сведённые концы образуют подобие навеса. Под этим навесом разводят костёр из тонких веток. Разгоревшись, он поджигает толстые брёвна, которые гореть будут 

только в месте соприкосновения друг с другом и нижним продольным бревном. Через какое-то время пламя собьётся. Оставшийся жар будет ровно и долго гореть, согревая путника своим теплом. 

Через какое-то время, выдвинутые концы брёвен прогорят и брёвна 

нужно продвинуть вперёд . Костёр продолжит свою работу. За ночь, сдвинув 8-9 раз брёвна, вы в тепле поспите, отдохнёте, просушитесь, приготовите себе пищу и утром со свежими силами продолжите свой путь.